Им нечего терять, кроме своих цепей

277
Им нечего терять, кроме своих цепей

Освобожденные рабы западного Непала рассказывают о прелестях свободы

Даже спустя десять лет после того, как правительство окончательно упразднило облигационный долговой труд, десятки тысяч Халийцев в западном Непале продолжают страдать от этой формы современного рабства.

Член семьи становится Халией, если остальные родственники не смогли вовремя выплатить деньги, взятые в долг у акул кредитного бизнеса под непомерные проценты. Они были вынуждены работать бесплатно, чтобы погасить долг, но многие всю жизнь провели в рабстве, успевая гасить лишь проценты по займу. Затем кредит передавался следующему поколению.


Люди в Непале

Несмотря на запрет этой практики в настоящее время, активисты говорят, что в некоторых из самых отдаленных и сложно доступных районах западного Непала около 25 000 человек продолжают работать, оставаясь пожизненными рабами.

Пармарам Тирува из Тиргауна не попал в список около 17 000 Халийцев, которые были «освобождены», и сегодня он зарабатывает на жизнь, дробя камни по обочине дороги и работая на своего хозяина за минимальную заработную плату.

«В подсчете Халийцев был серьезный недочет, потому что правительство учитывало только тех, у кого есть официальные удостоверения личности. Необходимо срочно провести переучёт с применением другого способа сбора данных», — говорит Раджурам Бхул, бывший президент Федерации национально-освободительного общества Халиев. Правительство признает, что, возможно, были некоторые упущения, но пока они не торопятся ничего с этим делать. «В нашем списке могут отсутствовать многие люди, но мы сначала переселяем тех, которые были определены как Халии. Это первый этап. Мы не хотим, чтобы оба процесса продвигались одновременно», — говорит Гопал Гири, возглавляющий Департамент урегулирования отношений в Катманду.

Но даже те, чей правовой статус определен как Халия по первому учёту, недовольны условиями переселения и субсидиями на строительство домов. Половина из них все еще ждет компенсации. Правительство установило нереалистичную цель, требуя переселения всех оставшихся Халиев к концу этого финансового года, но в реальность выполнения этого мало кто верит.

Те, кто получил компенсационные пакеты в размере 150 000-500 000 рупий, говорят, что их было недостаточно, чтобы начать новую жизнь. Рам Бахадур Парки из Дадельдуры получил известность благодаря тому, что он был первым Халией, которого освободили 10 лет назад.

«Хорошо иметь свое собственное жильё, но на деньги, выделенные правительством, я смог купить только этот бесплодный клочок земли»,

— посетовал Парки, которому повезло больше, чем всем остальным, потому что у него есть оплачиваемая работа в Федерации.

Правительство говорит, что его основной задачей является предоставление переселенцам земли, а не средств к существованию, но это угрожает их здоровью, образованию, занятости и выживанию. Матадеви Дамай из Дипаяля получил от правительства семена, курицу, швейную машину и заказы на пошив одежды от различных благотворительных организаций, но его жизнь по-прежнему сложна.

У Сабитура Бхула в Санфетагаре Ачхеме есть двое сыновей, один из которых отправляет деньги домой из Индии, а другой выучился на техника сельского хозяйства, но пока без работы. Она спрашивает: «Как мы можем устроиться на работу, получив образование, если нам никто не доверяет»?

Более того, всё чаще появляются сообщения о том, что в отчаянии бывшие Халии возвращаются обратно в долговое рабство и продолжают работать на своих хозяев.

«За последние десять лет был достигнут значительный прогресс, но он очень медленный, и одна из причин может заключаться в том, что они Далиты», — говорит Хари Шреепаили, бывший член ЦА и координатор Комитета по реабилитации Халийцев.

Действительно, до 94% Халийцев – из касты Далитов, и кастовая дискриминация добавляет еще один уровень несправедливости в их жизни. Вернувшись в Баитади, Басанти Тирува обязан для омовения ног и пития воды пользоваться специальным водоотводом для Далитов, и не имеет права прикасаться к крану, предназначенному для «верхних» каст.

tirgaun

«В этой деревне всегда было два источника: один для Далитов, другой для всех остальных. Даже сегодня нам не разрешено прикасаться к другому источнику воды», — объясняет Тирува.

Среди 20 семей Тиргауна только один человек получил образование 10 классов. Большинство зарабатывает на жизнь наемным трудом, а деревня страдает от нехватки воды. Чайные магазины на базаре до сих пор не покупают у них молоко, подавляющее большинство Далитов подвергаются насилию, которое в отношении них совершают представители других каст. В городе всегда было два храма: оба назывались Джаганнатхом, но даже храм Далитов выглядел полуразрушенным.

Каран Дайял, активист правозащитной организации «Далит», говорит: «Мы должны оценить уже распределенные субсидии для переселения, и следующий этап определения оставшихся Халийцев должен начаться немедленно».

Источник: nepalitimes.com
Перевод: Елена Хмелева